План вуазен ле корбюзье

Архитектура Ле Корбюзье: 10 грандиозных сооружений со всего мира

Прошло больше полувека с тех пор, как швейцарско-французский архитектор , урожденный Шарль-Эдуар Жаннере-Гри, впервые заговорил о необходимости кардинальных перемен в архитектуре. Но и сегодня его замыслы ничуть не менее революционны, чем много десятилетий назад. Ле Корбюзье — самый великий, и в то же время самый противоречивый зодчий 20-го века. Увлеченный писатель, теоретик искусства, скульптор, дизайнер мебели и художник, любимый и ненавидимый многими, он навсегда изменил архитектуру и мир, в котором мы живем.

Портрет Ле Корбюзье

Архитектура Ле Корбюзье по праву считается новаторской. Он изобрел новый архитектурный язык, который ознаменовал окончательный разрыв с традициями прошлого. Модернист отказался от лишних декоративных элементов, следуя философии Людвига Мис ван дер Роэ «меньше значит больше» и ввел в практику простую геометрию форм, асимметрию, горизонтальные плоскости и свободные планировки. Он ценил естественное освещение и предпочитал цвета спокойной цветовой палитры: белый и оттенки серого. Ле Корбюзье одним из первых стал активно использовать промышленные материалы, такие как бетон, сталь и стекло.

За какой бы проект архитектор ни брался, будь то частные виллы, жилые комплексы или церкви, он всегда выходил за рамки условностей. Его вклад в модернизм неоценим, а принципы функционализма Ле Корбюзье стали основой интернационального стиля. Ниже мы представляет десять грандиозных работ архитектора со всего мира.

Архитектура Ле Корбюзье

Вилла Ла Рош

Место: Париж, Франция
Годы постройки: 1923—1925

Дом представляет собой два отдельных изолированных помещения и состоит из жилой резиденции брата архитектора и художественной галереи коллекционера Рауля Ла Роша, страстно увлеченного искусством кубизма. В настоящее время вилла работает как музей и выставочное пространство для Фонда Ле Корбюзье.

В вилле Ла Рош Ле Корбюзье впервые воплощает свои революционные замыслы. Позднее он назовёт их «пятью отправными точками архитектуры»: столбы-пилоты, плоская крыша, которая может служить садом и террасой, интерьеры с открытой планировкой, ленточные окна и фасад, независимый от несущей конструкции. Проект по праву считается первым по-настоящему модернистским домом с его необычными геометрическими формами, минималистской эстетикой и приглушенной цветовой палитрой.

Вилла Савой

Место: Пуасси, Франция
Годы постройки: 1929—1931

В окруженном лесами пригороде Парижа находится вилла Савой, спроектированная Ле Корбюзье и его двоюродным братом Пьером Жаннере как семейный загородный дом. Этот проект — яркий пример архитектурного новаторства мастера и воплощение пяти принципов новой архитектуры Ле Корбюзье, окончательно сформулированных им в 1927 году.

Здание стоит на столбах, поддерживающих вес строения, поднятого над уровнем земли. Ле Корбюзье оставляет конструкцию свободной от внутренних опорных стен и избавляет фасад от несущей функции. Архитектор стремится «растворить» дом в окружающей природе с помощью широких ленточных окон, сплошного остекления, зеленоватых тонких колонн первого этажа и плоской крыши-террасы.

Капелла Нотр-Дам-дю-О

Место: Роншан, Франция
Годы постройки: 1950—1955

Римско-католическая капелла в Роншане является одним из наиболее радикальных проектов Ле Корбюзье. Это здание ознаменовало собой отказ от философии функционализма, характерного для ранних работ модерниста.

«Все в ней взаимосвязано. Поэтичность и лиричность образа порождены свободным творчеством, блеском строго математически обоснованных пропорций, безукоризненностью сочетания всех элементов»

Капелла построена на ранее существовавшем месте паломничества пилигримов, которое было полностью разрушено во время Второй мировой войны. Вздымающаяся бетонная крыша, напоминающая морскую раковину, поддерживается толстыми криволинейными стенами с россыпью окон неправильной формы.

Жилой комплекс в Берлине

Место: Западный Берлин, Германия
Годы постройки: 1956—1957

Из-за масштабных бомбардировок Берлин переживал крупный жилищный кризис после Второй мировой войны. В качестве решения проблемы архитектор разработал проект многоэтажного социального жилья, состоящего из 530 квартир. Бетонное здание, напоминающее океанский лайнер, стало символом послевоенной модернизации Германии и ярким примером «машины для жизни» Ле Корбюзье.

Концепция «жилой единицы» была впервые успешно реализована в Марселе. Берлинский жилой комплекс является почти точной копией Марсельской жилой единицы, признанной самым значимым примером брутализма всех времен. Корбюзье стремился создать «город в городе», который бы отвечал повседневным человеческим потребностям.

«Это не архитектура для королей или князей, это архитектура для простых людей: мужчин, женщин, детей»

Национальный музей западного искусства

Место: Токио, Япония
Годы постройки: 1957—1959

Художественная галерея, расположенная в центре Токио, — единственный проект великого модерниста в Юго-восточной Азии и один из немногих примеров архитектурного брутализма в Японии. В своей художественной значимости здание ничуть не уступает картинам Пикассо, Ван Гога, Моне и Поллока, представленным в экспозиции музея.

Трехэтажное здание, облицованное фактурными бетонными панелями, Ле Корбюзье называл «квадратной спиралью». Начиная с конструкционных элементов и заканчивая архитектурными деталями и предметами интерьера — всё построено по системе «Модулор», основанной Ле Корбюзье на пропорциях человеческого тела. Символически вынесенная за пределы строения лестница — аллегория восхождения в храм искусства.

Монастырь Сент-Мари-де-ла-Туретт

Место: Эвё-сюр-л’Арбресль, Франция
Годы постройки: 1953—1960

Монастырь Доминиканского ордена недалеко от Лиона, построенный для общины монахов, больше походит на руины давно забытой цивилизации, чем на религиозное сооружение: грубые бетонные поверхности, цветовые контрасты, плоские крыши, покрытые травой, асимметрия и нелогичность архитектурной композиции.

Комплекс состоит из множества различных помещений: сто отдельных келий для уединенного богослужения и отдыха, библиотека, монастырские помещения, церковь и учебные комнаты. В отличие от большинства зданий Ле Корбюзье строение не гармонично дополняет окружающую действительность, а резко доминирует над ландшафтом, противопоставляя суровую целеустремленность веры хаосу неподвластной природы.

Дворец Ассамблей

Место: Чандиграх, Индия
Годы постройки: 1951—1962

Монументальный восьмиэтажный Дворец Ассамблей является частью Капитолия — правительственного комплекса, расположенного на севере Индии у подножия Гималаев. Здесь Ле Корбюзье впервые воплотил в жизнь некоторые из своих идей об идеальном городе. Техника необработанного бетона, использовавшаяся при строительстве Капитолия, стала отправной точкой брутализма.

«Город — это мощный образ, действующий на сознание человека. Разве не может он быть для нас источником поэзии и сегодня?»

Главный вход оформлен портиком в форме изогнутой ладьи, поддерживаемой восемью бетонными пилонами. Ядро здания — зал заседаний, расположенный во внутренней цилиндрической конструкции, пробивающий потолок подобно огромному дымоходу. Яркие контрастные элементы фасадов оживляют тяжеловесную композицию.

Дом культуры Фирмини

Место: Фирмини, Франция
Годы постройки: 1961—1965

Дом культуры, завершенный в год смерти Ле Корбюзье, построен на крутом обрыве бывшего каменноугольного карьера. Архитектор решил сохранить старый угольные пласт, добившись тем самым «поэтического резонанса» между промышленными и природными материалами, симбиоза здания с окружающей средой.

Ассиметричная изогнутая крыша, напоминающая перевернутый свод, является результатом инновационного технического решения: бетонные плиты укладывались на натяжные тросы. Другая особенность здания — особая система остекления со специальными перегородками и стеклянными панелями различного размера.

Павильон Хейди Вебер (Центр Ле Корбюзье)

Место: Цюрих, Швейцария
Годы постройки: 1963—1967

Последний прижизненный проект Ле Корбюзье был заказан Хейди Вебер, швейцарским дизайнером и большим поклонником великого модерниста. Здание, предназначавшееся для коллекции графических работ, скульптуры, мебели и эскизов самого Ле Корбюзье, впоследствии стало его творческим завещанием. Сегодня здесь находится музей, посвященный жизни и искусству архитектора.

Здание построено из нетипичных для Ле Корбюзье материалов: стекла и стали. Вместо привычных для позднего периода в творчестве архитектора бетонных плит — эмалированные цветные панели. Крыша, собранная из стальных листов, независима и четко отделена от основного строения. Она, словно гигантский зонт, защищает художественное наследие мастера от внешнего мира.

Церковь Сен-Пьер де Фирмини

Место: Фирмини, Франция
Годы постройки: 1971—1975, 2003—2006

Церковь в Фирмини — последний крупный, но так и не реализованный при жизни Ле Корбюзье проект, начатый в 1960 году и завершенный через 41 год после его смерти. Бетонная пирамидальная церковь больше похожа на промышленное сооружение или космический корабль, чем на место религиозного поклонения. Выбор столь необычной формы объясняется желанием архитектора передать дух места: здание построено в небольшом шахтерском городе.

«Церковь должна быть просторной, чтобы сердце могло чувствовать себя свободно и возвышенно, так чтобы молитвы в ней могли дышать»

Простая геометрия со сложной космологической символикой: квадратное в основании строение по мере возвышения сужается, теряя строгость формы, метафорически обозначая переход от земного к небесному. Крошечные круглые окна, усеивающие стену подобно созвездию звезд, лучами света проецируют созвездия Ориона на восточную стену церкви. Разноцветные окна-конусы, символизирующие небесные светила, в зависимости от времени года и религиозных праздников по-разному освещают помещение.

Le Corbusier (Ле Корбюзье) является одним из трёх самых влиятельных архитекторов XX века после Frank Lloyd Wright (Фрэнк Ллойд Райт) и Ludwig Mies van der Rohe (Людвиг Мис ван дер Роэ). Он оказал значительное влияние на развитие современного зодчества.

Не так давно вниманию общественности была представлена выставка работ специалиста в музее Modern Art в Нью-Йорке под названием Le Corbusier: An Atlas of Modern Landscapes. Она проходила с 15 июня по 23 сентября 2013 года, при этом её куратором был Jean-Louis Cohen (Жан-Луи Коэн), который представил публике глубокое переосмысление проектов мастера в условиях различных типов ландшафтов.

К тому же эта выставка показывает общественности новый взгляд на мышление и воззрения архитектора.

Талантливый специалист родился в швейцарском городе Ла-Шо-де-Фон в 1887 году под именем Charles-Edouard Jeanneret (Шарль-Эдуар Жаннере). Он открыл студию в Париже после поездок в Германию, Грецию, Италию и Турцию. За всю свою карьеру ему удалось придумать и разработать более 50 интересных проектов домов и написать около 30 книг.

Стиль архитектуры мастера эволюционировал от международного модернизма в 1920-х годов к экспрессионизму, что особенно заметно в необычном облике разнообразных бетонных конструкций.

Одним из наиболее популярных и известных его шедевров является резиденция Villa Savoye, расположенная недалеко от Парижа. Строение обладает оригинальным минималистским силуэтом с массивным вторым этажом, опирающимся на тонкие колонны.

Как и многие архитекторы Le Corbusier в ранние периоды своей деятельности находился под влиянием учителей Charles L’Eplattenier, August Perret и Peter Behrens.

После самостоятельного обучения в Германии он вернулся в свой родной город в 1912 году. В этот период он спроектировал резиденцию Villa Jeanneret-Perret, которая обладала необычным и выразительным видом.

При этом внутреннее убранство апартаментов отличалось минималистским и простым исполнением.

Ещё одним проектом специалиста является Villa Schwob, декорирование фасада которой было выполнено с применением красного кирпича. Округлые оконные проёмы придают сооружению яркий и выразительный вид. При этом уличная сторона строения обладает закрытым и конфиденциальным обликом, скрывающим частную жизнь владельцев апартаментов.

После переезда в Париж и учреждения собственного архитектурного бюро вместе со своим двоюродным братом Pierre Jeanneret (Пьер Жаннере), специалист спроектировал необыкновенный футуристический особняк Villas La Roche-Jeanneret (1923–1925).

Двухэтажное здание с изогнутой конструкцией обладает головокружительной и замысловатой планировкой. Оно используется в качестве художественной галереи хозяина.

В 30-е годы XX столетия мастер разработал свой самый яркий творческий проект – виллу Savoye. Архитектор максимально использовал участок, поднимая жилые помещения над землёй.

Ленточные окна на втором ярусе дают возможность членам семьи и гостям наслаждаться окружающим панорамным пейзажем.

На крыше была оборудована потрясающая терраса для отдыха и приятного времяпрепровождения на свежем воздухе, дополненная красивыми клумбами с растениями и декоративными кустарниками.

Следующей работой архитектора стал многоэтажный дом Unite d’Habitation (1947–1952) во французском городе Марселе. Большое бетонное здание включает 337 квартир, при этом его величественный и выразительный облик поражает воображение местных жителей и туристов.

Самый плодотворный этап карьеры мастера пришёл на послевоенные годы. В это время он разработал великолепный особняк Purist с изумительным фасадом из кирпича и древесины.

В 50-е годы XX века мастер построил очаровательный домик для своей жены на юге Франции.

На следующей фотографии вы можете увидеть современное внутреннее убранство этих апартаментов. Оно заметно контрастирует с сельским внешним обликом.

Какие работы конструктора вам понравились больше всего?

Диваны, кресла и светильники, спроектированные Ле Корбюзье, которые выпускают до сих пор.

Одна из наиболее заметных и значимых фигур в архитектуре 20 века, Ле Корбюзье вошел в историю прежде всего как автор выдающихся сооружений — частных вилл, многоквартирных домов, музеев и других общественных объектов, в том числе здания Центросоюза (Наркомлегпроома) в Москве, строительство которого завершилось в 1936 году.

Между тем, в его творческой биографии есть работы, которые открывают нам художника и дизайнера Ле Корбюзье. Он расписал нескольких своих же зданий, придумал декоративные ковры и даже спроектировал памятник в индийском Чандигархе. И спроектировал предметы мебели и светильники. Что-то сам, что-то в соавторстве с двумя другими знаменитыми архитекторами и дизайнерами — Пьером Жаннере и Шарлоттой Периан.

С 1964 года права на выпуск предметов мебели этих авторов приобрела итальянская фабрика Cassina (увы, это событие практически совпало со смертью Ле Корбюзье, но есть в этом и некий символизм: его идеи получили новую жизнь под именем Cassina). Компания даже вывела предметы по дизайну Ле Корбюзье, Пьера Жаннере и Шарлотты Периан в отдельную линейку LC (Le Corbusier). В 2015-м коллекция отметила 50-летие.

Кресло LC1

Компактное кресло из стали и кожи, разработанное Ле Корбюзье, Пьером Жаннере и Шарлоттой Периан в 1928 году. Существует три его версии: первая создавалась для построенной архитектором Villa Church, вторая — для Осеннего салона (Salon d’Automne) 1929 года, третья — для выставки Союза художников Франции, организованной в 1930 году.

Модель стала точкой отсчёта линейки Le Corbusier, или — в расширенном варианте — коллекции I Maestri, куда вошли предметы других знаковых дизайнеров 20 века.

Cassina впервые выпустила LC1 в 1965 году. Сегодня итальянская фабрика предлагает несколько вариантов обивки, в том числе — из экзотичной шкуры.

Кресло LC2/LC3

LC2, также известное как Grand Confort — одна из самых популярных моделей знаменитой тройки дизайнеров. В своем классическом исполнении кресло-куб обтянуто черной кожей. Сейчас Cassina предлагает и цветные обивки.

В своё время эта модель с кожаными подушками в стальном каркасе стала поистине революционной, заложив новые каноны дизайна кресел. Версии LC2 и LC3 различаются размерами, также модели представлены в формате диванов.

Шезлонг LC4

Еще одна модель уже упомянутого трио для выставки Salon d‘Autumne 1928 года. Для Ле Корбюзье шезлонг LC4 стал своего рода экспериментом: в нем он воплотил главные принципы, провозглашенные в книге L’Art Décoratif d’Aujourd’hui. Предмет, по рассуждению архитектора, должен был максимально повторить все изгибы человеческого тела, стать его естественным продолжением.

Табурет L14 01 Tabouret Cabanon

Стул-короб L14 01 демонстрирует прямо противоположный — спартанский — подход к человеческому телу. Внешняя простота конструкции обманчива. Чтобы скрепить ребра параллелепипеда, Ле Корбюзье использовал особое столярное соединение, так называемый ласточкин хвост. Именно оно придает изделию особую прочность. Табурет выпускается в двух вариантах — из массива каштана и дуба.

Стол LC15

Круглый стол с решетчатой ​​основой из стали в трех базовых цветах — сером, зеленом или черном. В основу предмета легли две фигуры: куб из трубчатой стали, ставший надежной несущей опорой, и круг-столешница.

Светильник Borne Béton

Недавно фабрика Nemo (световое подразделение всё той же Cassina) перевыпустила светильник Borne Béton, спроектированный Ле Корбюзье в 1952 году. Модель была разработана для освещения придомовой территории марсельской «Жилой единицы» (Unité d’Habitation), одного из самых известных архитектурных проектов Ле Корбюзье, — и вполне отвечала эстетике брутализма, в которой в тот период работал архитектор.

Светильник Borne Béton, Nemo

Обновленная версия Borne Béton почти полностью повторяет оригинал, разве что использует светодиоды вместо лам накаливания. Модель доступна в двух вариантах: массивный напольный светильник и настольная лампа меньшего размера. Использовать светильник можно как в помещении, так и на улице.

Сюжеты Cassinaдизайнерская мебельЛе Корбюзье Рекомендовать друзьям

«План Вуазен» (Plan Voisin). Проект реконструкции центра Парижа. 1925

Архитектор: Ле Корбюзье. Le Corbusier
Проект: «План Вуазен» (Plan Voisin). Проект реконструкции центра Парижа
Место: Париж, Франция
Время: 1925
Состояние: проект не реализован
fondationlecorbusier.fr; «Ле Корбюзье. Архитектура XX века». 1970

Из книги Ле Корбюзье «Градостроительство» (Urbanisme, Le Corbusier, 1924).

«План Вуазен»*, предусматривающий реконструкцию центра Парижа, включает в себя два существенно новых элемента: деловой центр и жилой центр.

* Автомобиль подорвал вековые основы градостроительства. У меня возник план привлечь автомобильных фабрикантов к постройке павильона «Эспри нуво» для Международной выставки декоративных искусств, поскольку этот павильон должен был быть посвящен жилищу и градостроительству.

Я встретился с руководителями компаний «Пежо», «Ситроен», «Вуазен» и сказал им:

«Автомобиль убил большой город.

Автомобиль должен спасти его.

Не хотели бы вы финансировать план перестройки Парижа, который назывался бы «План Пежо, Ситроен и Вуазен»,— план, единственной целью которого было бы привлечь внимание публики к настоящей архитектурной проблеме эпохи? Проблема эта не имеет отношения к декоративному искусству, это вопрос архитектуры и градостроительства: создание здорового крова и городского организма, отвечающего новым условиям жизни, порожденным механизацией».

Компания «Пежо» не рискнула вывести свое имя на борту нашей чересчур отважной галеры.

Г-н Ситроен весьма любезно ответил мне, что он совершенно не понимает смысла моего вопроса и не видит никакой связи между автомобилем и проблемой парижского центра.

Г-н Монжермон, представитель правления компании «Аэропланы Г. Вуазен (Автомобиль)» не колеблясь согласился взять шефство над исследованиями и над составлением плана, каковой, таким образом, и получил название «План Вуазен».

Деловой центр расположен на территории площадью 240 гектаров, в том самом месте, где теперь находятся особенно ветхие и нездоровые кварталы Парижа: от площади Республики до улицы Лувра и от Восточного вокзала до улицы Риволи.

Жилой центр занимает территорию от площади Пирамид до площади Елисейских полей и от вокзала Сен-Лазар до улицы Риволи, что предусматривает снос кварталов, ныне по большей части перенаселенных. По плану на месте жилых домов с буржуазным по преимуществу населением должны появиться учреждения.

Центральный вокзал находится между деловыми и центральными кварталами. Это подземное сооружение.

Главная ось нового плана парижского центра проходит с востока на запад от Венсена до Левалуа-Перре. Она восстанавливает существовавшую некогда и совершенно необходимую городу сквозную магистраль. Главная транспортная артерия имеет в ширину 120 метров и снабжена автомобильной эстакадой с односторонним движением и без перекрестков. Основная магистраль должна разгрузить Елисейские ноля, которые, по существу, не могут обеспечить бесперебойное движение больших масс транспорта, поскольку они заканчиваются тупиком — садом Тюильри *.

* Последний проект продолжения Елисейских полей через сад до улицы Тюильри совершенно нелеп, поскольку улица Тюильри с одной стороны сообщается с улицей Риволи и улицей Пирамид, и без того ныне запруженными, а с другой стороны выходит к Королевскому мосту, где постоянно происходят заторы. Королевский мост питает улицу Бак, которая имеет 11 или 13 метров в ширину и которую следует перевести на одностороннее движение.

«План Вуазен» возвращает городу его древний центр. В предыдущей главе я доказал, что практически невозможно заменить издавна сложившийся центр большого города и целиком построить новый город по соседству со старым *.

* Во времена Возрождения новые города строились рядом со старыми. Это делалось из чисто военных соображений. Старый город был маленьким, и перемещение старого центра не могло повести к увеличению его населения.

Этот план посягает на самые смрадные кварталы, на самые узкие улочки; ему совершенно не свойствен «оппортунизм», мелкие уступки каких-то пядей земли под напором перегруженных артерий. Нет, он открывает в стратегически важном пункте Парижа блестящую сеть транспортных коммуникаций. Там, где ныне улицы 7—9—11-метровой ширины пересекаются через каждые 20—30 или 50 метров, он устанавливает квадратную сетку артерий шириной 50, 80 и 120 метров, пересекающихся через 350 или 400 метров. Он возводит крестообразные в плане небоскребы в центре квадратных застроенных участков, он строит город вверх, он подбирает распластанные на земле жилые ячейки и располагает их наверху, в окружении воздуха и света.

Отныне на месте сплюснутого и стиснутого города (когда мы впервые видим его снимки с самолета, они производят пугающее впечатление) появляется новый город, устремленный ввысь, доступный воздуху и свету, ясный и лучезарный. Территория, покрытая раньше на 70—80 процентов постройками, теперь застроена всего на 5 процентов. Остальные 95 процентов занимают крупные транспортные магистрали, стоянки автомобилей и парки. Тенистые аллеи образованы из двух или четырех рядов деревьев; парки, разбитые у подножия небоскребов, превращают территорию этого нового города в гигантский сад.

Высокая плотность населения кварталов, принесенных в жертву «Плану Вуазен», отнюдь не сокращена. Она возросла вчетверо.

Вместо чудовищных кварталов (которые мы так плохо знаем — Читатель, совершите, пожалуйста, одну дневную и одну ночную прогулку по сектору, предусмотренному «Планом Вуазен». Эта экскурсия будет весьма поучительной.) с плотностью населения 800 человек на гектар план предлагает кварталы, плотность которых можно довести до 3500 человек на гектар.

Мне хотелось бы, чтобы читатель силой воображения постиг, что представляет собой этот новый тип города, построенного в высоту; чтобы он представил себе, как теперешний город, наросший на земле, словно сухая корка, соскабливается, удаляется и на его месте встают чистые, как кристалл, стеклянные призмы 200-метровой высоты, далеко отстоящие одна от другой и окруженные зеленым массивом парков. Город, который прежде стлался по земле, вдруг поднимается и приобретает невиданную доселе гармонию и непринужденность. Все это превосходит наше воображение, ограниченное привычными представлениями вековой давности. Я написал для павильона «Эспри нуво» на Международной выставке декоративных искусств в Париже, в котором экспонировался «План Вуазен», диораму, целью которой было воочию представить эту будущую реальность, к постижению которой наш разум еще не подготовлен. На этой тщательно прорисованной диораме представлен старый Париж от Нотр-Дам до площади Звезды и все памятники, являющиеся неотъемлемым достоянием Парижа. Вдали поднимается новый город. Здесь нет ничего общего с умопомрачительным Манхеттеном с его хаотичными стрелами и башнями, которые плотно притиснуты одна к другой и крадут друг у друга воздух и свет. Здесь создан величавый ритм вертикальных плоскостей, сливающихся в непрерывную перспективу и выявляющих чистые объемы.

Город вновь утверждается на своих осях, как это свойственно всякому творению архитектуры. Градостроительство входит в архитектуру, архитектура входит в градостроительство. Если взглянуть на «План Вуазен», то на западе и на юго-западе можно увидеть черты, оставленные Людовиком XIV, Людовиком XV, Наполеоном: Дворец инвалидов, Тюильри, площадь Согласия, Марсово поле, площадь Звезды. Мы можем оценить по достоинству творческую силу, разум, восторжествовавший в них над сумятицей и беспорядком. Новый городской центр не выглядит здесь чем-то инородным; он продолжает традицию и является ее закономерным развитием.

Для деловых учреждений после войны в Париже стало не хватать свободного места. Мало- помалу для них начали строить «билдинги», против чего я в свое время резко возражал. Учреждение — это вполне определенный организм, не имеющий ничего общего с жильем. Место работы — это орудие труда. Деловой центр «Плана Вуазен» является вполне конкретным, четким, уместным предложением, осуществив которое страна получит настоящий административный центр. По логике событий Париж как столица Франции должен иметь в XX веке свой командный пункт. Представляется, что проделанный нами анализ стал основой вполне разумного предложения. Каждый небоскреб может принять одновременно от 20 до 40 тысяч служащих. В предусмотренных планом 18 небоскребах будет, следовательно, размещено от 500 до 700 тысяч служащих, целая армия управления страной.

Линии метро, образующие квадратную сетку, проходят под небоскребами; улицы и автодромы позволят огромной массе народа легко перемещаться в пределах города.

Над железнодорожными путями проходит бетонная эстакада. Эта новая основная артерия, ведущая на север, проложена на участках территории, имевших пустыри.

Сквозная магистраль южного направления может брать свое начало от нового центрального вокзала, расположенного между деловой и жилой зонами центра.

Автострада восток — запад, ныне не существующая, станет своего рода желобом, который будет принимать и сортировать потоки транспорта, запертые в теперешней многоугольной системе. Автострада освобождает нас от этот замкнутой системы и открывает въездные ворота города в его крайней восточной и крайней западной точках.

Жилой центр, расположенный к западу оп нового вокзала, будет состоять из просторных кварталов, в которых будут находиться новые административные здания министерств высотой 30—40 метров, залы для конференций и совещаний, концертные залы и гостиницы для приезжих.

Центральный вокзал обеспечит значительное усовершенствование транспортной системы, предусмотренной планом 1922 года, где железнодорожные линии дальнего сообщения завершались тупиками. В новом плане эти линии связаны в единую кольцевую систему. У четырех главных платформ — Восток, Запад, Север и Юг — поезда ныне существующих (или новых) железнодорожных компаний будут останавливаться только затем, чтобы доставить пассажиров на вокзал и принять новых; ни стоянок, ни формирования составов на вокзале практиковаться не будет; поезда будут прибывать уже полностью готовыми к очередному рейсу и, приняв пассажиров и грузы, продолжат свой маршрут, двигаясь при этом в одном направлении.

«План Вуазен» не посягает на историческое прошлое города, являющееся всеобщим достоянием. Больше того, он спасает его. Дальнейшее развитие нынешнего кризиса очень скоро привело бы к уничтожению этого прошлого.

В этом смысле уже произошло одно важное нарушение психологического порядка: сегодня история Парижа поблекла в нашем сознании, так как новый жизненный уклад навязал памятникам этой истории совершенно не свойственные им функции. Я мечтаю увидеть площадь Согласия спокойной, тихой и безлюдной, а Елисейские поля — местом неторопливых прогулок. «План Вуазен» высвобождает весь старый город от Сен-Жерве до площади Звезды и возвращает ему тишину и спокойствие.

Кварталы Марэ, Аршив, Тампль и им подобные должны быть разрушены. Но старые церкви останутся (это будет сделано не с какой-то особой целью, а просто в соответствии с архитектурной композицией) и будут смотреться на фоне зелени. Это будет чарующее зрелище! Конечно, их первоначальное окружение было совсем иным, но нельзя не признать, что нынешнее их обрамление, ни в коей мере не соответствуя первоначальному, выглядит весьма жалким и безобразным.

На «Плане Вуазен» среди древесной листвы можно то здесь, то там заметить какой-нибудь отдельный старый камень, аркаду или портик. Они заботливо сохраняются, потому что это либо страницы истории, либо произведения искусства.

В центре зеленого газона возвышается опрятный и кокетливый особняк эпохи Возрождения. Это один из особняков квартала Марэ, который сохранили или перенесли на новое место; теперь в нем библиотека, либо читальни, либо конференц-зал, либо что-нибудь еще в том же роде.

«План Вуазен», покрывая строениями всего лишь 5 процентов городской территории, сохраняет памятники прошлого и создает им гармоничное обрамление: деревья, рощи. Разумеется, вещи тоже смертны, и эти парки будут всего лишь красивым и ухоженным кладбищем. Прогулка по нему будет весьма поучительной, она настроит человека на философский лад, но прошлое перестанет портить людям жизнь, оно займет подобающее ему место.

«План Вуазен» не претендует на исчерпывающее решение проблемы центра Парижа. Но он может способствовать тому, чтобы дискуссия по этому поводу была поднята на уровень современных требований, чтобы вопрос рассматривался с более здравых позиций. Часто выдвигаемым бесполезным полумерам он противопоставляет твердые принципы.

Ле Корбюзье́ (фр. Le Corbusier; настоящее имя и фамилия Шарль-Эдуа́р Жаннере́-Гри (фр. Charles-Edouard Jeanneret-Gris); 6 октября 1887, Ла-Шо-де-Фон, Швейцария — 27 августа 1965, Рокебрюн — Кап-Мартен, Франция) — французский архитектор швейцарского происхождения, пионер архитектурного модернизма и функционализма, представитель архитектуры интернационального стиля, художник и дизайнер.
Ле Корбюзье — один из наиболее значимых архитекторов XX века, его место в одном ряду с такими реформаторами архитектуры, как Фрэнк Ллойд Райт, Вальтер Гропиус, Мис ван дер Роэ.
Достиг известности благодаря своим постройкам, всегда самобытно оригинальным, а также талантливому перу публициста.
Здания по его проектам построены в разных странах — в Швейцарии, Франции, Германии, США, Аргентине, Японии, России, Индии, Бразилии.
Характерные признаки архитектуры Ле Корбюзье — объёмы-блоки, поднятые над землёй; свободно стоящие колонны под ними; плоские используемые крыши-террасы («сады на крыше»); «прозрачные», просматриваемые насквозь фасады («свободный фасад»); шероховатые неотделанные поверхности бетона; свободные пространства этажей («свободный план»). Бывшие некогда принадлежностью его личной архитектурной программы, сейчас все эти приёмы стали привычными чертами современного строительства.
Необыкновенную популярность творчества Ле Корбюзье в мире можно объяснить универсальностью его подхода, социальной наполненностью его предложений. Нельзя не отметить его заслуги и в том, что он открыл глаза архитекторам на свободные формы. В большой степени именно под впечатлением его проектов и построек произошёл сдвиг в сознании архитекторов, в результате чего свободные формы в архитектуре стали применять гораздо шире и с гораздо большей непринуждённостью, чем раньше.
Черты его личности неоднозначны: это и человек открытого сознания, и мистик, это и общественный лидер, организатор Международных Конгрессов современных архитекторов CIAM — и рак-отшельник, прячущийся ото всех в своём крошечном домике-мастерской на мысе Кап-Мартен, это апологет рационального подхода, и одновременно архитектор, создававший сооружения, которые современникам казались верхом эксцентричности и иррациональности.
Среди его покровителей были писатель Андре Мальро и политик Джавахарлал Неру.
Характерные особенности имиджа Ле Корбюзье — строгий тёмный костюм, галстук-бабочка, а также круглые роговые очки, ставшие его своеобразным фирменным знаком.
Ле Корбюзье, — настоящее имя Шарль-Эдуард Жаннере-Гри, — родился 6 октября 1887 года в Швейцарии, в городе Ла-Шо-де-Фон, франкоязычного кантона Невшатель, в семье, где традиционным было ремесло часовщика-эмальера. В 13 лет он поступает в Школу искусств в Шо-де-Фоне, где учится декоративно-прикладному искусству у преподавателя Шарля Леплатенье. Обучение в Школе искусств базировалось на идеях движения «искусств и ремёсел», основанного Дж. Рёскином, а также на популярном в то время стиле ар нуво. С момента поступления в эту школу Эдуард Жаннере начинает самостоятельно заниматься ювелирным делом, создавая эмали и гравируя монограммы на крышках часов.
Свой первый архитектурный проект Э. Жаннере предпринял в неполных 18 лет, с помощью профессионального архитектора. Это был жилой дом для гравёра Луи Фалле («дом Фалле» — англ. villa Fallet), члена совета Школы искусств. Когда строительство было закончено, на заработанные деньги Жаннере совершил свою первую образовательную поездку — по Италии и странам Австро-Венгрии. Около полугода Жаннере находился в Вене, где был занят новыми двумя проектами жилых домов для Шо-де-Фона, изучал архитектуру венского сецессиона, встречался с художниками и архитекторами этого города, в частности с очень популярным тогда Йозефом Хофманом. Увидев рисунки, сделанные Жаннере в путешествии, Хофман предложил ему работать у него в мастерской, от чего тот отказался, поскольку полагал, что сецессион (или стиль модерн, как его называют в России) уже не отвечает современным задачам. Путешествие завершилось в Париже, где Жаннере провёл более двух лет, работая стажёром-чертёжником в бюро архитекторов братьев Огюста и Густава Перре (1908—1910), новаторов, пропагандировавших недавно открытый железобетон. В 1910-м около полугода стажируется (вместе с Людвигом Мис ван Дер Роэ и Вальтером Гропиусом) в мастерской известного немецкого мастера архитектуры Петера Беренса в Нойбабельсберге под Берлином.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

ещё …

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх